Александр Вышемирский

Оглавление

1876 HolidayРисунок Henry Holiday (1876)

 

 

 

 

 

 

Fit the Third THE BAKER’S TALE

ПРИСТУП ТРЕТИЙ. РАССКАЗ ПЕКАРЯ

3.1 На что ловятся Снарки

They roused him with muffins—they roused him with ice—
They roused him with mustard and cress—
They roused him with jam and judicious advice—
They set him conundrums to guess.

When at length he sat up and was able to speak,
His sad story he offered to tell;
And the Bellman cried “Silence! Not even a shriek!”
And excitedly tingled his bell.

There was silence supreme! Not a shriek, not a scream,
Scarcely even a howl or a groan,
As the man they called “Ho!” told his story of woe
In an antediluvian tone.

“My father and mother were honest, though poor—”
“Skip all that!” cried the Bellman in haste.
“If it once becomes dark, there’s no chance of a Snark—
We have hardly a minute to waste!”

“I skip forty years,” said the Baker, in tears,
“And proceed without further remark
To the day when you took me aboard of your ship
To help you in hunting the Snark.

“A dear uncle of mine (after whom I was named)
Remarked, when I bade him farewell—”
“Oh, skip your dear uncle!” the Bellman exclaimed,
As he angrily tingled his bell.

“He remarked to me then,” said that mildest of men,
“ ‘If your Snark be a Snark, that is right:
Fetch it home by all means—you may serve it with greens,
And it’s handy for striking a light.

“ ‘You may seek it with thimbles—and seek it with care;
You may hunt it with forks and hope;
You may threaten its life with a railway-share;
You may charm it with smiles and soap—’ ”

(“That’s exactly the method,” the Bellman bold
In a hasty parenthesis cried,
“That’s exactly the way I have always been told
That the capture of Snarks should be tried!”).

Его привели в чувство с помощью льда,
А также салата с горчицей,
Разумных советов, игры в "Нет" и "Да",
Варенья и булок с корицей.

Наконец, он смог сесть и, вздохнув, предложил
Изложить свой печальный рассказ.
Капитан прокричал: "Тишина!", и пробил
Нервно в колокол несколько раз.

Тишина была дикой. Ни вопля, ни крика,
Ни зевка, ни хлопка, ни шлепка,
Как их старый друг "Эй" с горькой думой своей
Говорил старомодно слегка.

"Были мать и отец мой честны, но бедны..."-
"Опусти это,- шеф вставил с жаром.-
Только станет темнеть - Снарка не разглядеть,
Ни минуты нельзя тратить даром".-

"Опущу сорок лет,- всхлипнул Пекарь в ответ,-
И начну с того самого дня,
Когда я в славный наш поступил экипаж,
Чтоб в охоте участье принять.

Старый дядюшка мой (в честь кого я назван)
Говорил мне, прощаясь со мной..."-
"Опусти дядю!"- рявкнул в сердцах Капитан,
Дернув колокол мощной рукой.

"Он сказал мне в тот раз,- продолжался рассказ,-
Если Снарк будет Снарк - бесподобно:
Его следует брать - можно с луком подать,
И огонь разжигать с ним удобно.

Его нужно с наперстком и рвеньем искать
И, конечно, с надеждой и вилкой;
Нужно до смерти акциями напугать
И привадить улыбкой и мылом".-

"Это точно тот метод,- лихой Капитан,
Как бы в скобках успел пояснить,-
Это точно тот метод, который нам дан,
Чтобы Снарка пытаться ловить".

3.2 Предостережение о Буджуме

“‘But oh, beamish nephew, beware of the day,
If your Snark be a Boojum! For then
You will softly and suddenly vanish away,
And never be met with again!’

“It is this, it is this that oppresses my soul,
When I think of my uncle’s last words:
And my heart is like nothing so much as a bowl
Brimming over with quivering curds!

“It is this, it is this—” “We have had that before!”
The Bellman indignantly said.
And the Baker replied “Let me say it once more.
It is this, it is this that I dread!

“I engage with the Snark—every night after dark—
In a dreamy delirious fight:
I serve it with greens in those shadowy scenes,
And I use it for striking a light:

“But if ever I meet with a Boojum, that day,
In a moment (of this I am sure),
I shall softly and suddenly vanish away—
And the notion I cannot endure!”

"Но, мой зарый племянник, страшись как чумы,
Если Снарк будет Буджум - тогда
Ты спокойно на месте исчезнешь, и мы
Не увидим тебя никогда".

"Это то, это то, что мне душу гнетет.
Как я дядины вспомню слова,
Мое сердце как будто кипящий котел
И кругами идет голова.

Это то, это то..."- "Это было, похоже",-
Капитан раздраженно вставляет.
"Ну позвольте сказать еще раз это все-же.
Это то, что мне ужас внушает.

Каждой ночью со Снарком я в сражении жарком
В снах бредовых без устали маюсь.
Подаю его с луком и, собравшися с духом,
Об него чиркнуть спичкой пытаюсь.

Только если я Буджума встречу, друзья,
Предсказанье, уверен, свершится:
Я спокойно на месте исчезну - и я
Не могу с этой мыслью смириться".