Оглавление

Лорд Нош не был законным владельцем Ношем Тооза. Его дальний кузен по древней линии, истинный наследник, умер в русской тюрьме, куда его привели махинации графа, в то время - посла в Чминске. Дочь этого кузена была истинной владелицей Ношем Тооза.

Это семейное дело, за исключением только того, что доступные ей документы не содержали имени законной наследницы, стало совершенно ясным в глазах Гертруды.

Странная штука - сердце женщины. Вы думаете, Гертруда отвернулась от графа с презрением? Нет. Ее собственная печальная судьба научила ее состраданию.

Однако все-таки тайна осталась. Почему граф заметно вздрагивал каждый раз, как он смотрел ей в лицо? Иногда он вздрагивал не менее, чем на четыре сантиметра, так что каждый мог видеть это совершенно отчетливо. В таких случаях он поспешно осушал ковшик рома с минералкой и снова становился корректным английским джентльменом.

Вскоре пришла развязка. Гертруда никогда этого не забудет.

Это случилось в ночь большого бала в Ношем Тооз. Были приглашены все соседи. Как билось сердце Гертруды, с какими предчувствиями и с каким трепетом обозревала она свой скудный гардероб с намерением выглядеть достойно в глазах Рональда. Ее ресурсы были в самом деле бедны, однако врожденный гений в области одежды, унаследованный ею от ее матери- француженки, был хорошей заменой. Она раздвоила одну единственную розу в волосах и ухитрилась соорудить из нескольких старых газет и подкладки от зонтика платье, которое могло бы украсить даже придворное празднество. Вокруг талии она повязала одну прядь из бельевой веревки, а кусочек старинных кружев, принадлежавший еще ее матери, подвесила на нитке к уху.

Гертруда была всеобщим центром внимания. Плывя в такт переливам музыки, она представляла собой воплощение светлой девической невинности, так что никто не мог видеть ее не тронутым.

Бал был в разгаре. И разгорался дальше.

Рональд стоял с Гертрудой в кустарнике. Они смотрели друг другу в глаза. "Гертруда,- сказал он,- я люблю вас".

Простые слова, но все-таки они потрясли каждую жилку в костюме девушки.

"Рональд!" - сказала она и бросилась ему на шею.

В эту минуту появился граф. Он стоял рядом с ними в лунном свете. Его суровое лицо было искажено негодованием.

"Итак!- сказал он, оборачиваясь к Рональду. - Вы, кажется, выбрали!"

"Да",- сказал Рональд надменно.

"Вы предпочитаете жениться на этой бедной девушке, а не на наследнице, которую я выбрал для вас?"

Гертруда в изумлении переводила взгляд с отца на сына.

"Да",- сказал Рональд.

"Да будет так,- сказал граф, осушая принесенный с собой ковш джина и обретая спокойствие. - Тогда я лишаю вас наследства. Оставьте этот дом и никогда не возвращайтесь в него".

"Пойдемте, Гертруда,- сказал Рональд нежно.- Давайте убежим вместе".

Гертруда стояла перед ними. Роза упала с ее головы. Кружево упало с ее уха, и веревочка отвязалась от ее талии. Ее газеты были смяты до неузнаваемости. Но растрепанная и неудобочитаемая как она была, она была хозяйкой самой себе.

"Никогда,- сказала она твердо.- Рональд, вы никогда не сделаете этой жертвы для меня". Затем, ледяным тоном, графу: "Есть гордость, сэр, такая же, как даже ваша. Дочь Мечникова-Мак-Фиггина не нуждается в благодеяниях от кого бы то ни было".

С этими словами она вытащила из-за пазухи дагерротип своего отца и прижала его к своим губам.

Граф вздрогнул, как подстреленный. "Это имя!- вскричал он.- Это лицо! Эта фотография! Стойте!"

Вот так! Нет необходимости продолжать; мои читатели давно предугадали конец. Гертруда была наследницей.

Влюбленные упали в объятья друг друга. Гордое лицо графа расслабилось. "Бог благословит вас", - сказал он. Графиня и гости высыпали на лужайку. Нарождающийся день осветил сцену веселых поздравлений.

Гертруда и Рональд поженились. Их счастье было полным. Нужно ли нам сказать больше? Да, только следующее. Граф был убит на охотничьем поле несколькими днями позже. Графиню ударило молнией. Оба ребенка упали в колодец. Так что счастье Гертруды и Рональда было полным.