1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Воспоминания В.И.Тарабрина

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

Оглавление

 

Наша Семья

 

О своей семье, в которой я жил, я хотел бы написать только то, что сам видел, запомнил и пережил. Вначале наша семья была большая, кроме отца и матери в доме с нами жили:
- бабушка Ирина Осиповна (года два мне было, когда она умерла),
- брат Михаил, который был женат, жену его звали Дарья Ивановна, а их дочь – Анной,
- сестра Настя,
- брат Андрей.

Когда семья стала большой, брат Михаил с семьей ушел жить к теще (матери жены), она было вдовой и жила со своим младшим сыном Алексеем.

Первое мое осознание себя в семье связано с драматическим событием. Мой старший брат Михаил должен был куда-то поехать на лошади, запряженной в телегу (по-мордовски дроги). Я и соседский мальчишка тоже по имени Васька попросились у него прокатиться. Такая привычка была у всех сельских мальчишек. Так вот посадил он нас на дроги на правую сторону, сам сел впереди нас, а я сел с краю. Пока лошадь шла по улице шагом, все было хорошо, мы ехали и болтали свешенными с дрог ногами, были несказанно довольны поездкой…

Но вот брат взмахнул кнутом, лошадь дернула вперед и я по инерции повалился назад через колесо и упал. Я ни о чем не успел подумать и даже не испугался. Вижу только, ко мне подбежал брат, подхватил меня под подмышки, отряхнул горячую дорожную пыль, убедился, что колесом меня не поломало, опустил на землю и отправил нас с Васькой домой. Что было дальше, я не помню, но случай этот запал мне в память, а было мне всего четыре года, наверное.

Этим же летом брат Михаил взял меня с собой, чтобы я погостил у него дома, а жил он у тещи. Домик у нее был небольшой, стоял возле речки. В комнате была русская печь, деревянная кровать и полати; в святом углу, где висели иконы, был стол и вокруг него стояли лавки. Вокруг дома был огород, где росла всякая всячина, но запомнилась мне аллея высоких деревьев и зеленый горох. Наверно, до этого я никогда не видел и не ел гороха в стручках. А здесь я его рвал целый день и ел. Вечером устлали пол сухой травой, рваной одежонкой и уложили всю ребятню спать. И запомнилась мне эта ночь у брата – меня очень сильно рвало, наверно, объелся всякой зеленью, пришлось меня отхаживать. Но опять не вспомню, как возвратился домой, что делал, в памяти больше ничего не осталось.

А вот следующий случай, от которого идет непрерывная цепочка воспоминаний, связан со швецами. Швецы – это портные, которые по приглашению сельчан ходили из дома в дом и обшивали всю семью. По преимуществу, они шили овчинные полушубки, пиджаки. Артель швецов состояла из 3 человек, как правило, было два портных и один подсобник. Жили они обычно неделю в доме, питались вместе с хозяевами. За это время обшивали 2-3 человек из семьи, на сколько хватало выделанных овчин.Получив заработанные по договору деньги, они уходили в следующий дом и так кочевали всю осень и зиму.

В один из сезонов настала и моя очередь на овчинную одежу. Стали портные на меня кроить и шить, а мне не терпелось поскорее одеть овчинное пальто. Я все время крутился около швейной машины, то и дело мешал портному. Тогда он мне и говорит: - “Знаешь что, Вася? Сходи-ка к отцу, чем здесь отираться, да попроси у него выволочки!”. Я и пошел просить выволочки, думая, что выволочка – это нужная портному вещь для моего пальто.

Потом мне мать объяснила, что такое выволочка и мне даже понравилось такая шутка портного, я подумал, что они многое знают и умеют. В последний день пребывания портных в нашем доме мое пальто было готово и тогда, подозвав меня, портной надел его на меня, заставил пройтись по комнате, сказал: - “Ну, теперь ты как большой”. Тут я от радости не выдержал, выбежал на улицу в нем, чтобы похвалиться обновкой перед соседским мальчишкой. Заложив обе руки в карманы, я пустился бежать через заснеженную улицу, запутался в полах пальто и упал в снег. Вывалялся весь в снегу, возвратился домой огорченный, досадуя на себя, что не показал свое пальто. Портной посмотрел на меня и говорит: - “Ничего, не горюй, ведь ты его обновил!”. И тут в моем сознании вновь пронеслась мысль, которую до сих пор помню – как же это так, совершенно новую вещь можно обновить? И я снова еще раз подумал, как взрослые так много знают.

С этим пальто, а у него было два косых кармана, связаны многие детские игры не только в зимнее, но и летнее время. Однажды летом мы играли в «комсомольцев», а они в те времена были постоянными спутниками власти, ходили по домам, острыми пиками или прутами прощупывали землю во дворах – нет ли где спрятанного в ямах зерна. Во время игры я изображал себя комсомольца, а чтобы отличить себя от обычных ребятишек, я одевал свое пальто, руки засовывал в косые карманы и ходил, покрикивая: - “Где хлеб спрятали, мироеды?”.